«Неугодные в резервации»: промежуточные итоги принятия закона об игорном бизнесе

Закон «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты по вопросам игорного бизнеса Казахстана», возможно, станет самым скандальным событием в истории игорного сектора страны за последнее десятилетие.

Президент Касым-Жомарт Токаев подписал его ещё 2 июля, однако до сих пор ни участники рынка, ни тем более простые игроки не смогли до конца разобраться в значении некоторых поправок.

Какие нормы были приняты

Основных поправок, которые и вызвали бурную дискуссию в беттинг-сообществе, было несколько. Закон утверждает, что с момента его принятия и до конца 2020 года:

– все пункты приёма ставок переносятся в игорные зоны (резервации);

– создаётся ЦУС – Центр учёта ставок;

– вводится идентификация игроков;

– ставки будут приниматься только на реальные спортивные события, вводится запрет на приём пари на события с генератором случайных чисел;

– вводится право родственников игромана лишить зависимого от азартных игр человека дееспособности.

Таким образом, власти полностью ликвидируют ППС на территориях городов и предлагают букмекерам альтернативу в виде переезда в игорные зоны Капчагай в Алматинской области и Боровое в Акмолинской.

Резервации – прекрасное далёко

Вариант, при котором любители ставок решат поехать в «резервацию» и посидеть в ППС, казался фантастическим ещё на стадии обсуждения законопроекта. Во-первых, до двух игорных зон нужно доехать, а путь не такой уж близкий. Во-вторых, размещение ППС вне казино осложнено стоимостью аренды земли и невозможностью конкурировать с крупными игорными заведениями. Ну и в-третьих, если размещать свои кассы на территории казино, необходимо понимать, что их число вряд ли перевалит за одну. И то она будет выглядеть как барная стойка с монитором в углу сверкающего зала. 

Понятно, что можно подойти к этому с имиджевой точки зрения: показать, что, несмотря на суровые законы, компания не закрывается и готова принимать клиентов в любой точке страны. Однако сейчас многие владельцы БК даже не рассматривают такой вариант и собираются концентрировать все силы на онлайне.

Так, например, управляющий партнёр и CEO Legalbet в 2011-2017 годах, а ныне владелец сети ППС в Казахстане Андрей Запарнюк считает, что люди приходят в казино не для того, чтобы делать ставки на спорт, и не собирается перебираться в игорные зоны ради спасения бизнеса.

Прежде всего нужно понимать, что «игорные зоны» Капчагай и Боровое – это лишь красивые названия. Во второй у нас, например, расположено лишь одно казино – на территории отеля Rixos Borovoe. Получается, что все букмекеры, которые захотят открыть там ППС, будут вынуждены прийти в одну единственную точку и договариваться уже там… Скорее всего, один монополист займет всё, и никакого выбора ППС у гостей казино точно не будет. Видели, как выглядят пункты приёма ставок в той же Европе? Огромное здание казино, и в нём какой-то мелкий уголок с двумя телевизорами и одним кассиром.

Подобную точку зрения выражает и официальный представитель букмекерской конторы Leman Дмитрий Филипенко. Он также считает, что люди точно не поедут в резервации ради пари, которые можно заключить, сидя на диване, со своего смартфона. Кроме того, он подтвердил, что игрокам точно не стоит рассчитывать на вариативность.

Надо понимать, что в одном таком заведении не будет представлено 10 разных БК – вариативности никакой не останется. Никто туда специально не поедет, чтобы сделать ставку. Представим, закрылись все наземные точки, люди массово пошли в онлайн. Зачем им куда-то ехать, если они хотят сделать ставку?

У главы букмекерской конторы Tennisi KZ Сергея Казакова немного иная точка зрения. Он считает, что для начала стоило выяснить: а нужны ли будут ППС самим казино? И сможет ли такая касса хоть немного окупить себя? Поэтому команда Tennisi создаёт собственный проект на территории одной из игорных зон. Казаков пообещал, что официальный анонс клиенты увидят уже этой осенью.

В этой ситуации забыли спросить казино, а нужны ли мы им там? У нас своих касс там никогда не было. Честно скажу – идея разрабатывалась, но раз за разом терпела крах, и мы решили от этого отказаться. Что же касается собственного проекта в игорных зонах, то, признаюсь, мы готовим его к запуску в Капчагае. Но, разумеется, пока без каких-либо подробностей, надеюсь, что анонс дадим уже осенью. Обещаю, что гостей мы удивим. А как будет у других – увидим совсем скоро.

Лудомания и политика двойных стандартов

Ещё одной спорной темой стало самоограничение граждан, страдающих игровой зависимостью. С одной стороны, лудомания – это серьёзная проблема, с которой действительно нужно бороться. С другой – число официально зарегистрированных игроманов настолько мало, что непонятно, с какой целью вдруг понадобилось вводить дополнительные ограничения.

По словам наших спикеров, это число даже не может выбраться из сотых процента. Что же касается официальных данных, то здесь все ещё ироничнее: сейчас в Казахстане зарегистрировано всего 15 случаев лудомании.

В настоящий момент власти никак не собираются расшифровывать смысл поправки для населения. Да и сами представители БК не совсем понимают, что именно будет представлять из себя система самоограничения. Главные вопросы здесь: кто и как будет проводить мониторинг? Какие критерии будут учитываться? Как признание о недееспособности повлияет на жизнь человека и его работу?

На многие из них частично ответил руководитель Ассоциации по защите прав граждан в сфере игорного бизнеса Республики Казахстан Бадри Шаинидзе. По его словам, без мер воздействия на букмекерские компании нормы по самозапрету не будут приносить должного эффекта. Кроме того, эксперт отмечает, что самоограничение может принести и негативные последствия, так как недееспособному человеку будет крайне тяжело устроиться на работу.

Тем не менее эксперт напоминает: несмотря на то что число официально зарегистрированных лудоманов крайне мало, нельзя забывать о том, что этот список не может отражать реальных цифр с максимальной точностью:

Количество игроманов, которое приводят букмекеры, это официально зарегистрированные данные. А сколько не учтенных? Особенно если учесть, что диагноз ставится в частных спецклиниках, куда обращаются, естественно, не все ввиду дороговизны и отдалённости. Информацией о точном количестве лиц, страдающих игроманией, никто не обладает.

Понятно, что проблема серьёзнее, чем об этом говорят представители букмекерского бизнеса (спасибо, Бадри). Но в то же время под словом «никто» стоит подразумевать и власти, которые, прикрывшись верным посылом о борьбе с лудоманией, по большому счёту не предприняли никаких практических шагов в этом направлении. В новом законе ничего не сказано про подсчёт точного числа игроманов и субсидии для помощи им в бесплатных или более доступных клиниках. Больше того, во время обсуждений закона об игорном бизнесе депутаты параллельно с ликвидацией букмекерских ППС заводили речь о создании единого госоператора казино, что выглядело не просто нелогично, а в какой-то степени лицемерно.

Такого «поворота стрелочки» не поняли и граждане, опубликовавшие онлайн-петицию с обращением лично к президенту, чтобы ни сейчас, ни в будущем не допустить подобного развития событий.

Вопрос на миллионы

Налогообложение букмекерского сектора Казахстана всегда было серьёзной головной болью для владельцев БК. По словам Дмитрия Филипенко, только ежемесячные выплаты всех налогов обходятся в сумму, превышающую 35 миллионов тенге.

С каждой конторы мы отдаём по 300 МРП в месяц (с 1 апреля 2020 г. месячный расчётный показатель равен 2778 тенге). Умножим это на 30 наших ППС и получаем свыше 21 млн тенге налогов. И это не считая НДС, если суммировать всё, то сумма выплат в адрес государства только в нашей БК переваливает за 35 млн тенге в месяц.

Параллельно с этим Сергей Казаков называет сумму, которую его БК выплатила за квартал:

Вы вдумайтесь, только за первый квартал 2020 года мы выплатили порядка 82 миллионов тенге фиксированного налога – только за ППС. И более 40 миллионов за НДС и другие обложения. Если умножить эту цифру на 4, при отсутствии какого- либо развития, то показатель был бы фантастическим – и такую сумму мы отдадим за год.

Андрей Запарнюк не теряет надежды, что введение ЦУС хоть немного снизит размеры налогообложения, ведь государство должно наконец-то понять, что прибыль букмекера не равна его обороту. Тем не менее сам он признаёт, что с трудом верит в такой исход:

На практике же неизвестно, чего нам ждать. Может, со временем ещё больше налоги станут. Или проверять тебя будут ещё чаще. Конечно, сейчас мы толком ничего не знаем, так что я не могу быть против этой поправки – всё будет зависеть от реализации. Но что-то мне подсказывает, что будет тяжело.

Важно отметить, что букмекеры хоть и жалуются на непомерные налоги (а какой бизнесмен этого не делает?), но с рынка не уходят и деньги всё равно зарабатывают. И всё же правда в их словах есть: государство намеренно лишает себя налоговых выплат, которые исчисляются миллиардами тенге. Резонный вопрос: чем оно будет компенсировать потери? И не логичнее ли было, сохранив ППС, отчислять часть средств на реальную помощь пресловутым лудоманам? Как говорили некоторые эксперты, вопросы с возмещением налоговой базы решатся со временем, когда мы увидим, кто придёт на место опустевших ППС.

Неспортивный бизнес

Ещё одной обсуждаемой поправкой стал запрет на неспортивные пари. С середины июля, после принятия закона, букмекеры должны принимать ставки лишь на реальные спортивные события. Кроме того, был введён запрет на приём ставок на события с генератором случайных чисел.

Некоторые из представителей БК положительно оценили такое решение правительства. Так, например, Андрей Запарнюк отметил, что всегда избегал возможности внедрить подобные пари.

Скажу за свои ППС: даже когда была возможность добавить себе те же самые лотереи, я этого не делал. Считаю, что букмекер – это именно про спорт и спортивный беттинг. Я бы и сам всё запретил всем остальным.

Но интересно другое. Бадри Шаинидзе отметил, что поправки о запрете неспортивных пари вступили в силу 14 июля. При этом некоторые букмекеры всё ещё принимают пари на погоду или, например, политику. Эксперт считает, что тем самым они сильно рискуют и могут попасть под 307 статью УК РК (организация незаконного игорного бизнеса).

ЦУС – функции, задачи и никакой конкретики

Несмотря на то что Центр учёта ставок начнёт работу лишь в 2021 году, уже сейчас многие владельцы БК скептически относятся к этой инициативе. Проблема системы в том, что обо всех её функциях рынок сможет узнать лишь на этапе непосредственной интеграции.

Пока же известно, что ЦУС будет заниматься регистрацией игрока, его идентификацией, учётом всех его платежей, ставок и выигрышей, а также хранением информации о ставках и коэффициентах.

Сами же депутаты отмечают, что главными задачами ЦУС станут:

  • создание полностью прозрачного механизма движения финансов по пути игрок – букмекер и букмекер – игрок;
  • увеличение налоговой базы и, как следствие, налоговых отчислений;
  • защита от финансового терроризма;
  • снижение общей доли теневого рынка.

Однако по мнению юриста букмекерской конторы Tennisi Василия Павлюченко, несмотря на то что система преследует положительные цели, из-за её введения могут появиться новые проблемы:

ЦУС, с одной стороны, решает проблемы со всякого рода левыми движениями денег. С другой стороны, игроки, не желающие быть идентифицированными и раскрывать кому-то информацию о своих ставках, просто начнут играть у забугорных букмекеров, где нет ЦУС и вообще никакого контроля. Таким образом, решая, казалось бы, одни проблемы с теневой экономикой, ЦУС порождает рост других.

Вот только нельзя забывать, что в своё время внедрение ЦУПИС в России тоже проходило не очень гладко и не без нот возмущения – любому бизнесу всегда выгоден меньший контроль со стороны государства. Время же показало, что ничего страшного в дополнительном посреднике нет, если он действительно будет выполнять возложенные на него функции. О причинах создания ЦУПИС в РФ нам рассказывала президент СРО «Ассоциация букмекерских контор» Дарина Денисова:

Принимая закон о легализации интерактивных ставок, государству был нужен и соответствующий контроль движения финансовых средств в этом направлении букмекерства. Были созданы кредитные организации для обеих отраслевых СРО, разработаны высокотехнологичные платформы. Оба ЦУПИС работают согласно нормативам Федерального закона «О банках и банковской деятельности». Отчётность всегда доступна контролирующим госорганам. Сегмент интерактивных ставок, таким образом, полностью верифицирован.

Отсюда, самый, пожалуй, острый вопрос появления ЦУС – это сроки интеграции проекта. Если учесть, о каком объёме рынка идёт речь, не совсем понятно, хватит ли исполнителям времени на то, чтобы запустить систему хотя бы в бета-версии. Интересно, как много игроков перейдут к офшорным букмекерам за это время?

Свободный «теневой рынок»

Ну и нельзя не упомянуть о борьбе с теневым сектором игорного бизнеса с помощью того же ЦУС. Правительство утверждает, что полностью чистая подотчётность легальных БК сможет как-то изменить ситуацию в секторе, однако непонятно, как именно это повлияет на сотни «зеркал» нелегальных онлайн-букмекеров, через которые сегодня играют многие казахстанцы.

О проблеме блокировки говорил Андрей Запарнюк. По его словам, система по вычислению этих сайтов значительно отстаёт от российской, которая тоже не справляется со своей задачей полностью. Ну а сам приход ЦУС и, вследствие этого, нежелание многих игроков делиться своими данными тоже вряд ли улучшат ситуацию.

Если взять те же «зеркала», которые в России месяца три назад уже заблокировали, то видно, что мы не успеваем, ведь у нас-то они все ещё доступны. Я бы сказал, что здесь мы раз в 10 отстаём, не меньше. Уже есть куча букмекеров без лицензии, и на эти сайты можно перейти. Всё завалено их баннерами с рекламой. Вот вам и ответ: никто не может с этим бороться и не сможет ещё долгое время. Так что лучше бы рынок регулировали правильно в этом русле, а не пытались рубить своих.

Ну а по мнению гендиректора и соучредителя БК Tennisi.bet Руслана Сулейманова, никакой реальной борьбы с теневым сектором ждать не стоит. Скорее наоборот, Казахстан накроет волна «подвальных» букмекерских контор.

Предполагаю, что легальные букмекерские конторы, которые дорожат своими лицензиями и репутацией, закроются, переедут в эти резервации и будут законы соблюдать, а на их место придут те, кому терять нечего. Придут люди без лицензии, у которых есть только дядя или тётя где-то в органах, и они прикроют. Будут открываться подпольные и непонятные точки, где будут делать ставки и дети. А там никто смотреть на возраст не будет. Там как раз будет происходить беспредел с выплатами, хочешь – плати, хочешь – не плати.

Получается, что у правительства нет и в скором времени точно не появится реального рабочего инструмента по выявлению и ликвидации любых форм нелегального игорного бизнеса. И если сайты с «зеркалами» витают где-то на просторах Интернета, то подпольные казино – это то, что окружает казахстанцев и сейчас, спустя столько лет после принятия закона об их запрете. Их всё ещё закрывают, и если к подпольным БК будут относиться также «строго», то будущее грядёт не самое радужное, можно не сомневаться.