Дмитрий Филипенко: «Резервации – это крушение букмекерского бизнеса Казахстана»

Эпопея с принятием поправок в Закон об игорном бизнесе Казахстана, кажется, подходит к концу – первое чтение законопроекта в Сенате состоится 25 июня.

На протяжении нескольких недель мы общались с юристами и экспертами в сфере игорного бизнеса, каждый из которых успел раскритиковать эти поправки и указать на их несвоевременность и бессмысленность. Кроме того, многих специалистов не покидало чувство, что поправки форсируются ради выгоды определенных лиц. 

В этот раз мы связались с официальным представителем букмекерской конторы Leman Дмитрием Филипенко. По его мнению, в случае если БК заставят переехать в резервации, наземные ППС могут и вовсе исчезнуть с территории страны.

– Представим, что сейчас принимают все эти поправки. Что станет с вашей БК? 

– Прежде всего – потеря значительного количества рабочих мест. Что и говорить, при таком раскладе компания и вовсе может встать у порога закрытия. До введения карантина у нас было более 30 ППС по всему Казахстану. В среднем на одной точке работает от 4 до 7 сотрудников, так что можно посчитать – без работы только в нашей компании останутся более 170 человек.

– При переезде конторы в резервации все придется делать с нуля?

– Ну, строиться мы, конечно, не будем. ППС окажутся в зданиях казино. И надо понимать, что в одном таком заведении не будет представлено 10 разных БК – вариативности никакой не останется.

– А будут ли в резервационных ППС клиенты?

– Никто туда специально не поедет, чтобы сделать ставку. Представим, закрылись все наземные точки, люди массово пошли в онлайн. Зачем им куда-то ехать, если они хотят сделать ставку?

– Но онлайн-то может спасти ситуацию или всё так плохо?

– Мог бы спасти, но тут «на помощь» резервациям приходит планируемое создание ЦУС. Я уже представляю количество людей, которые не захотят делиться своими персональными данными с этой системой. Еще и не понятно, каким третьим лицам все это будет передаваться. Думаю, что таких игроков будет 70%. Все они уйдут на европейский рынок онлайн-беттинга, и начнется серьезный отток капитала за рубеж. Наличие наземных ППС было значимым преимуществом казахстанских БК перед этими компаниями. Теперь же хотят сделать конкуренцию неравной.

– Одна из задач ЦУС – узнать реальные доходы букмекеров. Другими словами, государство хочет понять, а не мало ли налогов берут с контор. При этом все игроки рынка считают, что финансовая нагрузка на букмекерский бизнес в Казахстане всегда была велика. Давайте конкретно: сколько приходится отдавать в месяц? 

– С каждой конторы мы отдаем по 300 МРП в месяц (с 1 апреля 2020 г. месячный расчетный показатель равен 2778 тенге). Умножим это на 30 наших ППС и получаем свыше 21 млн тенге налогов. И это не считая НДС, если суммировать все, то сумма выплат в адрес государства только в нашей БК переваливает за 35 млн тенге в месяц.

В Казахстане одни из самых больших налогов на игорный бизнес в мире. Финансовая нагрузка не просто велика, она критична. Да и само отношение к букмекерскому бизнесу видно невооруженным глазом. Сами посудите: ЧП сняли, карантин оставили – но вдруг всем дают спокойно работать, кроме букмекерских контор. В итоге люди не работают и не получают полноценную зарплату, но за аренду мы как платили, так и платим.

– Лоббирование законопроекта – это одна из самых обсуждаемых тем и версий?

– Мы сами задаемся вопросом, кому же так хотят помочь? Пугает скорость, с которой приняты на рассмотрение все эти поправки, подготовлены документы и проведено заседание. Складывается ощущение, что все это действительно форсировалось специально.

– Если поправки примут, кто окажется в плюсе?

– Прежде всего карт-бланш получат зарубежные букмекеры, а уж потом и всевозможные лотереи. Раздолье будет и теневому бизнесу, и никакие ЦУСы его контролировать не смогут. Вернемся с вами во времена подпольных ставок, допустим, в США в период сухого закона. Можно не сомневаться, что закроются многие добросовестные БК, которые всегда платили налоги и были чисты по документам. Штуки 3–4 точно прекратят существовать. Разумеется, лидеры рынка, у которых есть зарубежные головные офисы, смогут это пережить. Тем, кто помельче, будет слишком тяжело.

– А как же ваш онлайн, его-то будете поддерживать? 

– Постараемся по максимуму, но обещать ничего сейчас нельзя. Неизвестно, какие будут новые налоги. От этого и будем работать. Средства для выплат игрокам будут всегда, но говорить о дальнейшей перспективе сейчас тяжело.

– Неспортивные ставки и самоограничение – как относитесь к этим поправкам? 

– Что касается ставок на погоду, спорт и генераторы случайных чисел, то я могу сразу заявить, что мы за отмену. Особого смысла в этих линиях нет, ставят все равно не так часто. Главное, чтобы под эту гребенку не запихнули киберспорт, который сейчас набирает обороты.

А вот самоограничение – это уже другое. Оно действовать точно не будет. У нас есть примеры других стран СНГ, из которых видно, что никто этими самоограничениями не занимается. Все бессмысленно. Власти так усердно хотят показать, что здесь чуть ли не каждый второй игроман, в то время как процент людей с зависимостями невероятно мал.

Читайте также: