Арайлым Сагынтай: «Я своего рода мостик между участниками Ассоциации и государством»

Об эксперте: 

Председатель Ассоциации Букмекеров Казахстана – организации, представляющей интересы клиентов и букмекерских контор в правовых отношениях с государством. Ранее занимала пост комплаенс-менеджера в БК «Олимп», в прошлом главный бухгалтер в сфере игорного бизнеса. Бакалавр в области учёта и аудита, магистр экономических наук.

– Чем занимается председатель Ассоциации Букмекеров Казахстана, кроме раздачи пары тысяч интервью в месяц? 

– В основном это защита интересов букмекерского бизнесаи взаимодействие с государственными органами власти. Среди них: подготовка рекомендаций в части изменения налога вместо налога на игорный бизнес, изменение форм налоговой отчётности для субъектов игорного бизнеса.

Также мы готовили рекомендации в части льгот и мер поддержки для субъектов игорного бизнеса в рамках «дорожной карты» Правительства и участвовали в рабочих группах и заседаниях в НПП «Атамекен», Министерстве культуры и спорта, Министерстве национальной экономики, Министерстве финансов и Комитете государственных доходов, проводили встречи с депутатами Мажилиса Парламента.

– А в судебных заседаниях приходилось участвовать?

– Лично я сама не сталкивалась с судебными процессами. Но в свете последних норм от имени Ассоциации направлено обращение в Генеральную прокуратуру по поводу процессуальных нарушений. Ведь, чтобы принять такой закон, нужно было провести АРВ, и там были нарушения – я ранее писала об этом статью. Если по данному обращению будут судебные процессы, то, конечно, я готова защищать интересы букмекеров даже в суде.

– Насколько положение дел в отрасли зависит от такого человека, как вы?

– Организация должна возглавляться одним человеком, который всё регулирует. Есть же не только государственные, но и внутренние вопросы между членами Ассоциации. Часто поступают какие-то предложения в сторону руководства, рекомендации. Всю эту информацию я собираю и согласовываю с членами нашей организации. У нас есть понятие голоса – каждый член голосует, принимается общее решение, и после этого я этот вопрос поднимаю на уровень уполномоченного органа власти, депутатов и НПП «Атамекен». Вкратце вся внешняя информация, её обработка и анализ на мне. Я своего рода мостик между участниками Ассоциации и между Ассоциацией и государством. 

– Как бы вы оценили работу Ассоциации в целом и вашу личную с момента прихода на должность?

– Крупнейшая Ассоциация Букмекеров Казахстана существует с 2013 года, является добровольным СРО с 2017 года и очень много сделала для букмекерского бизнеса ещё до меня, с другим руководителем. Та же тема резерваций, ЦУС и другие немаловажные нормы давно поднимались, и все нормы, которые сейчас приняты, обсуждались не первый год. И благодаря очень эффективной работе Ассоциации мы смогли отложить принятие подобного закона и что-то пересмотреть. На то время мы убедили депутатов и Аппарат Президента, что вывод букмекеров в резервации является нецелесообразным, и бизнес несколько лет работал спокойно – каждый получал свои доходы, инвестировал. Всё было хорошо. Но, к сожалению, когда я пришла, законопроект был уже в Мажилисе, и уполномоченный орган принял другое решение. Проблемы в бизнесе всегда были, они будут, их надо решать.

– Вы часто по работе взаимодействуете с чиновниками, депутатами, представителями власти. Ваши впечатления от работы с ними?

– Я скажу, что в начале НПП «Атамекен» поддерживала бизнес, но в конце пути они почему-то за раз решение своё поменяли. Касательно Министерства культуры и спорта, МНЭ и уполномоченного органа могу сказать, что взаимодействие было положительным: они принимали нас, они понимают всё, но говорят, что мнение большинства для них тоже важно. 

Отношение всегда было позитивное, но печально то, что у Министерства культуры и спорта и МНЭ какие-то свои вопросы к игорному бизнесу, может, неприязнь какая-то. Почему? Потому что, по их мнению, игорный бизнес — это не социально значимая сфера. 

И депутаты придерживались такого же мнения: для государства игорный бизнес не в приоритете, он ухудшает социальное состояние населения.У них своё видение вот такое.

Но мы доказывали и будем доказывать обратное. В течение года или двух мы улучшим имидж игорного бизнеса именно в части букмекеров. В других странах государство смотрит на букмекеров как на отдельную отрасль, как на часть общества. Подсознание чиновников и государственных органов нужно поменять, и мы будем над этим работать. 

– Какие умения и навыки при решении такой задачи необходимы вам и вашим коллегам?

– Дипломатичность. Конечно, если мы видим нарушение со стороны государственных органов или тех же депутатов, то факт нарушения нужно доказывать. Но при этом важно видеть ситуацию со всех сторон. Например, когда принимали положение о ЦУС, мы понимали, что в принципе для бизнеса это неудобно, но в его появлении есть и большие плюсы: улучшение налогового администрирования и т.д., и отрицательные моменты: ЦУС – это дублирование функции сегодняшнего АПК (аппаратно-программного комплекса).

– Вы быстро развили этот дипломатический навык, будучи изначально специалистом по налогообложению? Легко далось?

– Нет, нелегко. Любая работа даётся нелегко – только со временем оттачиваешь навыки. Почему я стала председателем Ассоциации? Я до этого долгое время работала главным бухгалтером в казино – это другой вид игорного бизнеса, но очень близкий к букмекерскому. И я понимала проблемы этого бизнеса изнутри. Я практик. Если государственные органы больше видят в теории, то я вижу, где пробелы, минусы и что нужно сделать в данной отрасли для эффективной работы. 

– Придя в игорный бизнес, вы сделали довольно быстрый карьерный скачок – за несколько лет доросли до председателя Ассоциации Букмекеров Казахстана. Можно сказать, что вы нашли своё?

– Игорный бизнес никогда не был для меня основной работой, я занималась параллельно другими делами. Я преподавала и до сих пор преподаю именно в сфере налогообложения и бухгалтерского учёта. Я являюсь налоговым консультантом, дополнительно вела учёт в нескольких компаниях.

– А на какое место можно поставить вашу занятость по букмекерскому направлению, если оно не единственное и не основное?

– Конкретно на данный момент она на первом месте. Тем более что, когда я пришла, мне нужно было освоиться, привести дела в порядок: есть очень много незакрытых вопросов и целей, которые нужно достичь. У меня полно планов и задумок, которые я хочу осуществить в этой сфере. 

– При такой занятости свободное время остаётся?

– Да. Успевать можно всё. 

– Как вы относились к игорному и букмекерскому бизнесу до прихода в него?

– Очень хорошо, хотя ставки сама не делала.

– Почему? Где, скажем так, игорный бизнес наиболее продвинут?

– В Америке. Америка – это страна будущего. Мы понимаем, что у них есть отдельные игорные зоны, где хорошее налогообложение и все условия. И страна на игорном бизнесе очень хорошие деньги зарабатывает, плюс туризм растёт, люди работают – очень много позитивных моментов. Может быть, для кого-то игорный бизнес – зло, но на самом деле это такой же бизнес, как и торговые компании, компании в сфере услуг и т.д. Говорят, например, что игорный бизнес создаёт социальные проблемы, семьи разрушает и т.д. Но давайте смотреть шире. 

Люди кредиты берут же? Берут. И из-за этого проблемы какие-то появляются, люди разводятся. Но банки мы же в резервации не отправляем.

Люди пьют алкоголь, тоже разводы и нехорошие вещи происходят. Но алкоголь продаётся в каждом ларьке. И так далее и так далее. Социальная проблема – это не только игромания, она обширнее. Нужно общее финансовое состояние людей повышать, и тогда проблем станет меньше. Я так вижу. 

– Но ведь США до недавнего времени, до легализации беттинга, тоже чисто про резервации: только Лас-Вегас, Атлантик-Сити.

– Я к чему так сравнила? К тому, что в других странах это нормально, и даже в Америке, первой стране мира, всё нормально. Если говорить не о резервациях, то есть много государств – страны ОЭСР, например, где нет никаких резерваций именно для букмекерских контор. Мы должны понимать разницу между казино, залами игровых автоматов и букмекерскими конторами. Это разные виды бизнеса. Я и в казино, и залах игровых автоматов поработала, и в букмекерской конторе. Знаю, что происходит внутри и там, и тут. Даже если это в целом игорный бизнес, они отличаются. В казино вы рулетку запустили – была не была, это вопрос удачи, а в букмекерской конторе нужна аналитика, и это не просто удача. И в развитых странах букмекеров никто не «резервирует». Я не спорю, в целом какие-то рамки, может быть, ставить надо, но не нужно смешивать букмекерский бизнес с казино.

– Насколько сложно донести эту мысль до людей и депутатов?

– Мы это доносим и будем доносить. Я поэтому и сказала, что будем поднимать имидж букмекерского бизнеса. Нужно менять отношение внешних сторон к букмекерским конторам. 

– В одном из эфиров на телевидении экономист Тимур Айсаутов выразил мысль, что букмекерский бизнес ничего не приносит государству: он не идёт на экспорт, и это просто перекладывание денег из одного кармана в другой. Как вы прокомментируете такую позицию?

– Я хочу поспорить с мнением эксперта. Вот, например, мы произвели хлеб в Казахстане, и казахстанцы его съели – это то же самое, из одного кармана в другой? Букмекерский бизнес в этом плане такой же бизнес, как и остальные. Он приносит очень большие деньги в бюджет страны – они куда уходят? Строятся больницы, школы, дороги и т.д. Для господина Айсаутова это незначимо, получается? Если так, то я опечалена этим. В Казахстан заходят большие деньги в виде инвестиций благодаря игорному бизнесу. В течение 10 лет столько людей зарабатывали и жили, создавали семьи, развивался малый и средний бизнес. Если будет ухудшаться состояние букмекерского бизнеса, будет ухудшаться состояние и других отраслей. Я точно могу сказать, что в условиях резерваций экспорт будет! Будет экспорт денег казахстанцев за границу. Казахстанские деньги на зарубежных интернет-сайтах не будут облагаться налогами, а будут утекать в офшоры.