Президент оператора лотереи: нашему бизнесу не нужны опустевшие ППС букмекеров

Эпопея с принятием Закона «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты по вопросам игорного бизнеса Казахстана», кажется, подходит к логическому завершению. В пятницу, 25 июня, поправки были приняты, и теперь букмекерский сектор ждет, когда они вступят в силу.

Ранее мы уже пообщались со многими экспертами и юристами отрасли, каждый из них успел раскритиковать эти поправки. В частности, речь заходила и о монополии лотерейного сектора, который, по мнению многих наших спикеров, останется в выигрыше после вступления поправок в силу.

Мы не могли не выяснить, что же на это могут ответить сами представители лотереи, и побеседовали с президентом АО Satty Zhuldyz, единого оператора лотереи Республики Казахстан, Александром Теном, который представил нам свою точку зрения на ситуацию.

– Эксперты и юристы отмечают, что именно лотерейный бизнес получит выгоду при переезде БК в резервации. Что бы вы могли ответить на эти заявления? Как изменится ситуация для вас?

– Хотелось бы с самого начала разделить понятия «лотерея» и «букмекерство». Лотерея – это розыгрыш призового фонда, где организатор, в нашем случае оператор лотереи, реализует билеты и за счет этого формирует призовой фонд, который потом разыгрывает среди участников. Букмекерство – это прием ставок на спортивные события и только, остальное – нарушение закона. Два предельно понятных понятия. Глубоко убежден в том, что если мы говорим про классический спорт и о людях, которые привыкли делать на него ставки, то важно понимать, что это не наши клиенты и не та аудитория, которая нам интересна.

– Думаю, вы и сами в курсе, что в различных кулуарах было много разговоров о лоббировании законопроекта ради вашей выгоды. Вас и в монополии обвиняли. Не просто так же у ваших коллег такое мнение?

– Регулятор законопроекта — это Минкультуры и спорта Казахстана. Введение ЦУС – идея министерства, мы даже ни в каких рабочих группах не участвовали. Сравнительно не так давно в России тоже ввели ЦУПИС, и наше государство лишь перенимает систему и продолжает ее совершенствовать. Если судить с этой точки зрения, получается, Россия тоже руководствовалась интересами лотерейной компании при внесении поправок в закон?!

Да и вообще, я не вижу здесь никакого заговора и лоббирования, все это лишь работа государства.

Ну а про монополию говорить вообще смешно. До момента, когда Закон о лотерее вступил в силу, в Казахстане существовало до 50 лотерейных компаний. Их и сейчас достаточно, особенно если учесть, что у нас машины разыгрывает чуть ли не каждый торговый центр. А уж викторину кто угодно может запустить.

– Бытуют мнения, что как только жар обсуждений спадет, и ППС опустеют, ваша компания кинется арендовать эти здания.

– Ох, очень сомневаюсь, что мы когда-нибудь займем эти места, они нам не нужны. У нас уже давно есть свои варианты для расширения. Скажу больше, я точно знаю, что сами букмекеры «разогрели» стоимость этой недвижимости. У меня был знакомый товарищ, так вот, ему отказали в аренде в пользу одной топовой БК. Видимо, неплохо так перекупили. Хотите знать, что на самом деле будет на месте ППС? Там будут рестораны и клубы. Так что все куда проще, чем кажется.

– И все же букмекеры – ваши конкуренты?

– Как и говорил в самом начале, теоретически разница между лотереей и букмекерством очевидна. Мы подчиняемся разным законам. И, кроме лотереи, мы ничего не предлагаем своим клиентам, а они не должны ничего, кроме ставок на спортивные события.

Параллельно с этим не стоит забывать, что наши БК больше 10 лет занимались псевдолотерейной деятельностью, и ничего. Каждый должен работать в рамках предусмотренного закона.

А все это недовольство запретом на неспортивные ставки говорит лишь о том, что большая часть дохода БК к спорту не имеет никакого отношения.

– Тогда кто их конкурент – казино, в которые могут переехать ППС?

– Разумеется, люди, которые инвестировали в казино и игорные зоны, вот кто конкурент букмекеров. Посудите сами. Любители поиграть на ставках не ходят в ППС, им это неинтересно, они могут делать все, сидя со смартфоном в руках, за считаные секунды. Клиенты ППС – это уже определенная каста. Да, есть те, кто любит отдохнуть с друзьями в таком месте с выпивкой, едой, посмотреть матч, да и сделать ставку. Но это не такой огромный пласт.

А теперь подумайте, почему выиграет казино. Вот закрыли все наземные пункты букмекеров. Куда пойдет человек, который хочет развлечься и поиграть? Правильно – в казино. Но когда компания людей туда приедет, она не пойдет делать ставки на спорт, опять же это и из дома можно сделать. Она пойдет играть в карты, рулетку и во что угодно, потому что это нельзя до конца восполнить онлайном, люди любят эту атмосферу, ощущения, эмоции.

– Что насчет вашей целевой аудитории, она никак не пересекается с любителями ставок и казино?

– Это вряд ли. Возможно, на минимальном уровне. Наша ЦА – это аудитория 40+, иногда и куда больше. С появлением онлайн-канала продаж молодое поколение заинтересовалось.

– Ну и главное. Налоговый вопрос. Вы действительно освобождены от выплат за организацию игорного бизнеса?

– Мы не игорное заведение, мы платим свои налоги за лотерею. Кроме того, платим 15% от разницы между доходами и призовым фондом. Еще и со всех крупных выигрышей мы удерживаем 10% и передаем их государству. Поверьте, это очень приличные выплаты на сегодняшний день.

Что касается наших данных об обороте и доходах, то все они отображаются в Центре лотерейной отчетности, базирующемся у регулятора, Министерства культуры и спорта, и совершенно не секретны. Таким же образом ЦУС позволит государству отслеживать все обороты букмекерских компаний и соответственно налоги и выплаты от выигрышей.